ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ДУЭТ ГАЙДУКА И ЕРМИЛОВА: «НАС НЕ ОСТАНОВЯТ!»

Полтора года хозяйствования «донецких» в Минтопэнерго обошлись государству в четверть миллиарда бюджетных гривен. Теперь на прицеле – государственный нефтепровод «Одесса-Броды».

1 августа Счетная палата обвинила Министерство топлива и энергетики в нецелевом использовании 15,9 млн. гривен бюджетных средств, предусмотренных на горноспасательные работы. Основные нарушения были обнаружены при обеспечении страхования спасателей горноспасательной службы и организации закупок материалов за счет бюджетных средств. Счетная палата сообщила, что информация о нарушениях направлена на дальнейшее рассмотрение в Верховную Раду и Кабинет Министров.

Впрочем, это только цветочки, которые успел «вырастить» за полгода пребывания в министерском кресле Сергея Ермилова. Ягодки, логике вопреки, выросли еще раньше. Любопытно, что произошло это при активном участии Сергея Федоровича и его непосредственного руководителя – одного из первых эмиссаров «донецких» в Киеве, отца-основателя корпорации «Индустриальный Союз Донбасса» Виталия Гайдука. В конце 2002 года Главное контрольно-ревизионное управление обвинило Минтоп в растрате 250 млн. грн. бюджетных средств.

Как «поддерживали» отрасль

Не секрет, что выходцы из Донецкого края всегда несли на себе обязательство поддерживать родной регион всеми возможными средствами. Даже если это выходило за рамки закона. Виталий Гайдук, а впоследствии и Сергей Ермилов, такую возможность отыскали в использовании средств государственного бюджета, которые выделялись для государственной поддержки угольной отрасли.

Как выяснило Контрольно-ревизионное управление (КРУ), «вследствие несовершенства механизма планирования расходов на добычу угля, формального отношения Минтопэнерго к утверждению планов и определению объемов господдержки, на протяжении 2001 года отдельные угледобывающие предприятия безосновательно были отнесены к убыточным (III группа) и получили без надлежащего обоснования около 30 млн. грн. государственной поддержки на покрытие расходов с себестоимости угольной продукции».

Так, занизив плановые технико-экономические показатели пяти угледобывающих предприятий трех холдинговых компаний, которые в течение нескольких лет имели прибыли от выпуска товарной угольной продукции, Виталий Анатольевич получил для себя дополнительную господдержку на покрытие себестоимости угольной продукции в сумме 13,6 млн. гривен.

В частности, невзирая на прибыльную деятельность в 1999-2000 годах, шахтой им. Космонавтов ГХК «Луганскуголь» на 2001 год запланированы убытки в размере 2,2 млн. грн. Однако фактически шахтой получена прибыль от выпуска товарной угольной продукции в сумме 9,9 млн. грн. Таким образом, при рентабельной работе шахту им. Космонавтов отнесли в 2001 году к III группе, выделив ей 2,2 млн. грн. государственной поддержки.

Кроме того, Минтопэнерго на протяжении почти двух лет затягивало утверждение четких требований к методике планирования показателей деятельности угледобывающих предприятий и критериев их оценки. Как результат, сформировалась негативная практика финансирования средствами госбюджета рентабельных шахт, контролируемых членами донецкого клана.

Так, по плановым показателям деятельности на 2001 год ГП Шахта № 9 ГХК «Волыньуголь» должна была получить убытки в сумме 3,5 млн. грн., и получить соответствующий размер господдержки. Однако, даже без учета полученных бюджетных средств, фактические прибыли от выпуска товарной продукции составили 1,8 млн. гривен.

Общая сумма господдержки, предоставленной планово убыточным угольным предприятиям, получившим в 2001 году прибыли, составила 16 млн. гривен.

Вызывает сомнение и обоснованность расчетов при предоставлении государственной поддержки на капитальные вложения шахтам, отнесенным к II группе (предприятия, которые по имеющимся в наличии результатам своей деятельности имели возможность провести такие расходы без привлечения бюджетных ассигнований).

При предоставлении бюджетных ассигнований в сумме 6,6 млн. грн. шахты ГХК «Добропольеуголь» в 2001 году получили прибыль от выпуска товарной угольной продукции в размере 15,5 млн. гривен. Всего же министерство «намутило» 44,9 млн. гривен. Правда, здесь заработок первых лиц Минтопа был гораздо скромнее: во избежание тотального кризиса в отрасли, большую часть средств пришлось-таки направить непосредственно шахтам.

Размах деятельности министра впечатляет. КРУ отмечает, что «отсутствие жесткой финансовой дисциплины в самом Минтопэнерго вместе с неподобающим распоряжением средствами повлекло многочисленные финансовые нарушения, которые обнаружены почти на всех проверенных угледобывающих предприятиях». Сумма убытков государства составила 92,2 млн. грн., а именно:

— незаконное и нецелевое расходование бюджетных средств на общую сумму 71,4 млн. грн.;

— занижение в учете стоимости активов — на 14,7 млн. грн.;

— недостача материальных ценностей — на 1,3 млн. грн.;

— остатки материальных ценностей — на 0,3 млн. грн.;

— другие нарушения финансовой дисциплины — на 4,5 млн. гривен.

Также в течение 2001 года Минтопэнерго запланировало 263 млн. грн. расходов на капитальное строительство против 200 млн. грн., утвержденных в государственном бюджете. Таким образом, министерство без согласования с Комитетом Верховной Рады Украины по вопросам бюджета провело капитальные расходы в сумме 59,2 млн. грн. за счет уменьшения бюджетных назначений на текущие расходы.

Значительное распространение приобрела практика нецелевого использования бюджетных средств на социальные выплаты, финансовые санкции и тому подобное, которые должны проводиться шахтами за собственный счет. Общая сумма такой «самостоятельности» стоила 11,1 млн. гривен.

Покупатели имущества

Нарушение действующих нормативно-правовых актов в сфере государственных закупок в условиях дефицита государственного бюджета заострило проблему рационального и эффективного использования бюджетных средств предприятиями угольной отрасли.

Многочисленные нарушения процедур государственных закупок повлекли за собой убытки в размере 2,4 млн. гривен. В то же время на шахтах холдингов «Краснодонуголь», «Луганскуголь», «Донбассантрацит» и «Первомайскуголь» в связи с отсутствием фактической потребности в течение нескольких лет не используется приобретенное ими оборудование на общую сумму 1,6 млн. грн. Кроме того, якобы случайное нарушение тендерных процедур отмеченными холдинговыми компаниями привело к переплате бюджетных средств на сумму 800 тыс. гривен.

Неэффективность действующего механизма внутреннего отраслевого контроля за соблюдением финансовой дисциплины повлекла к занижению в учете балансовой стоимости активов на общую сумму 14,7 млн. грн., безосновательного списания с учета дебиторской задолженности на 480 тыс. грн. и оборудование общей стоимостью 429,4 тыс. гривен.

В частности, некоторыми угледобывающими предприятиями в течение 2001 года к первичной стоимости новых ленточных конвееров не включалась стоимость транспортерных лент, которые сразу списывались на затраты производства, вследствие чего стоимость активов была занижена на 4,1 млн. гривен.

Реформа по-донецки

Заявляя об успехах реформы угольной отрасли, Гайдук и Ермилов на самом деле имели ввиду несколько иное использование средств, выделяемых из государственного бюджета на реструктуризацию угольной промышленности.

В ходе проверок министерства и 120 подчиненных ему предприятий, а также встречных проверок более 100 субъектов ведения хозяйства — исполнителей работ по реструктуризации угольной промышленности, КРУ установило многочисленные факты финансовых нарушений, на общую сумму более 58 млн. грн., в частности:

— незаконных расходов — 37,6 млн. грн.;

— нецелевых расходов — 16,4 млн. грн.;

— завышение кредиторской задолженности — 1,2 млн. грн.;

— занижение в учете стоимости основных фондов — 0,3 млн. грн.;

— излишне полученных бюджетных средств — 0,5 млн. грн.;

— других нарушений — 2,7 млн. гривен.

Так, финансирование из государственного бюджета по коду «Субсидии и текущие трансферты предприятиям, (учреждениям, организациям)» проводилось в нарушение требований приказов Министерства финансов Украины без четкого разграничения по экономическим и предметным признакам. «Дальнейшее использование этих средств осуществлялось вне казначейской системы, что не способствовало прозрачности движения бюджетных средств» — говорится в отчете КРУ. Попросту говоря, деньги украли.

Неудивительно также, что у «донецких» как-то не складывается с закрытием шахт. Ликвидация шахт осуществляется в соответствии с проектами, разработанными согласно «Проекту ликвидации угольных шахт «Эталон». Этот документ разработан подконтрольным донецкому клану ОАО «Донгипрошахт», и содержит существенные недостатки. Более того, указанный проект не прошел согласования с Государственным комитетом по строительству, архитектуре и жилищной политике Украины и соответствующей регистрации в Министерстве юстиции. Однако Минтопэнерго утвердило документ в качестве пособия для разработки проектно-сметной документации по ликвидации неперспективных угольных предприятий.

Вследствие несоответствия „Эталону» существующим строительным нормам, его применение повлекло необоснованное завышение стоимости производственных расходов на более чем 2 млн. грн. Кроме того, действующим порядком предусмотрено погашение ликвидационными комиссиями кредиторской задолженности предприятий, которые ликвидируются, за счет их собственных активов. Однако во многих случаях Минтопэнерго незаконно включало в распределительные балансы шахт, которые ликвидируются, непогашенные долги истекших периодов, которые в дальнейшем «погашались» за счет средств выделенных на реструктуризацию отрасли. Как результат, только в 2001 году таким образом было незаконно использовано более 26 млн. грн. Из бюджета.

Наибольшие объемы финансирования (82,8%) на реструктуризацию угольной отрасли Минтопэнерго направляет предприятиям «УДКР» и ПО «Буруглекомплекс», при этом фактически переводя на них собственные функции как центрального органа государственного управления, по координации работ по закрытию шахт.

Отмеченные предприятия не следуют бюджетному законодательству ввиду отсутствия соответствующего статуса. Их сметы финансирования переутверждаются Минтопэнерго в конце года по фактически осуществленным расходам. При этом, УДКР финансируется исключительно за счет бюджетных средств, однако бухгалтерский учет ведет согласно плану счетов хозяйственных предприятий.

Указанные монополисты-исполнители на собственное усмотрение решали вопрос расходования бюджетных средств, в том числе на мероприятия, не предусмотренные проектами ликвидации, что повлекло к незаконному использованию свыше 9 млн. гривен.

Так, в нарушение «Порядка ликвидации убыточных угледобывающих и углеперерабатывающих предприятий Министерства топлива и энергетики», УДКР проведены расходы, которые не входят в сводный расчет стоимости проекта (судебные и компенсационные расходы, исполнительный сбор) на сумму 3,4 млн. грн. Излишне оплачено свыше проектных назначений 4,8 млн. грн. и 950 тыс. гривен штрафных санкций за экологическое загрязнение.

Неподобающее выполнение Минтопэнерго, УДКР и ПО «Бурвуглекомплекс» функций контроля за достоверностью проектно-сметной документации и объемов выполненных подрядными организациями работ за счет бюджетных средств, повлекло к их незаконному расходованию вцелом на 1,8 млн. гривен.

Не в последнюю очередь на существенное ухудшение финансовой дисциплины влияет и отсутствие надлежащей организации бухгалтерского учета на предприятиях, которые финансируются Минтопэнерго за счет реструктуризации угольной промышленности. Нарушения действующего законодательства в части ведения бухгалтерского учета установлены КРУ на сумму более 2,6 млн. гривен.

Особо циничным со стороны министра выглядит манипулирование социальными деньгами. Так, расчет запланированной стоимости создания новых рабочих мест делался исходя из количества уволенных работников, однако во время реализации проекта большинство из них трудоустраивается на другие предприятия или меняет местожительство.

Трудоустройство на новообразованные рабочие места тех, кто не работал на шахтах, подлежащих ликвидации, привело к растрате 15,6 млн. грн. бюджетных средств — предприятиями, получавщими деньги на создание новых рабочих мест. Так, при реализации проекта создания новых рабочих мест по разрезу «Бандуривский» (Кировоградская область) стоимостью 3,5 млн. грн. было трудоустроено 130 лиц, с которых ни один не являлся работником ликвидированного разреза.

Вызывает сомнение и обоснованность расчетов некоторых проектов создания новых рабочих мест, финансировавшихся не взирая на замечания Государственной комплексной отраслевой инвестиционной экспертизы. В течение 2000-2001 годов только «УДКР» израсходовано на финансирование программ создания новых рабочих мест 112 млн. грн. бюджетных средств. При этом, в нарушение требований законодательства торги (тендеры) на закупку сопутствующих товаров не проводились вообще.

Наконец, главный вывод по поводу реформы: «Отсутствие действенного механизма, регулирующего вопрос использования созданных материальных ресурсов, позволяет предпринимательским структурам использовать их в собственную пользу и создает предпосылки для дальнейшей трансформации государственной собственности в негосударственную (частную)». Чем собственно, и попытались заниматься «донецкие» на некоторых шахтах, до тех пор, пока их не урезонил Президент.

«Атомные» министры

Наверное, все в последнее время с интересом наблюдали за выступлениями в СМИ сначала Гайдука, а затем и Ермилова с наездами на НАЭК «Энергоатом». Не защищая атомщиков, все же признаем, что в свое время Минтоп неплохо существовал именно за счет атомных электростанций и «Энергоатома». И то, что у компании сейчас возникли проблемы – очевидно результат деятельности нынешних членов Кабмина.

Источником формирования Фонда создания национального ядерно-топливного цикла в Украине (Фонд ЯПЦ) до конца 1997 года были средства, которые должны поступать от атомных электростанций АЭС в оплату поставленного Россией на компенсационной основе свежего ядерного топлива, согласно трехстороннего договора между Украиной, Россией и США.

Начиная с 1998 года, согласно Положению о порядке формирования и использования Фонда ЯПЦ, формирование фонда должно происходить за счет опережающего корректирования тарифа на электроэнергию и ежемесячных отчислений от стоимости реализованной продукции АЭС.

Фактически единственным источником наполнения Фонда ЯПЦ за период его существования были средства, которые поступали от АЭС и НАЭК «Энергоатом» за компенсационное ядерное топливо и за отгруженный в 2000 году с резервов Минтопэнерго урановый концентрат.

В течение 1994-1999 годов ядерное топливо, полученное на компенсационной основе, было полностью использовано АЭС, но задолженность за него перед Фондом ЯПЦ не была погашена и на 01.01.2000 составила 925,6 млн. грн., из которых 779,9 млн. грн. — задолженность НАЭК “Энергоатом» и 145,7 млн. грн. — ДП “Энергорынок».

Минтоп не обеспечил полноты поступлений средств в Национальный Фонд ЯПЦ, в результате туда фактически поступило только 233,4 млн. грн. (35% запланированных объемов поступлений или 25,2 % общей суммы задолженности), из которых в течение указанного периода использовано 233,1 млн. гривен.

На полноту поступления средств в Фонд ЯПЦ существенно повлияло невыполнение распоряжения Кабинета Министров Украины «О финансовом обеспечении Комплексной программы создания ядерно-топливного цикла». Предусмотренное ежемесячное погашение задолженности НАЭК Энергоатом» в размере 22 млн. грн., в связи со внесением изменений в Закон Украины «Об электроэнергетике», не было учтено в алгоритме распределения средств между членами оптового рынка электрической энергии. И теперь задолженность перед Фондом ЯПЦ ставит под угрозу создание ядерно-топливного цикла в Украине.

Кроме того, за счет средств Фонда ЯПЦ руководители отдельных предприятий решают вопрос финансирования и развития собственного производства.

Так, ДП “Приднипровский завод цветных металлов», г. Днепродзержинск из 420 тыс. грн., полученных в счет финансирования работ по программе «Реконструкция производства многокомпонентных сплавов на основе циркония и гафния», на текущие потребности израсходовано 385,9 тыс. грн., что не предусмотрено программой. Работы за установленными направлениями программы выполнены частично.

ДП “Приднепровский гидрометаллургический завод» из 2140 тыс. грн., полученных из Фонда ЯПЦ на исполнение работ в соответствии с программой “Строительство установки по переработке растворов циркониевого производства и освоения технологии», использовало на текущие потребности 375,3 тыс. грн. (17,5% объемов полученного финансирования). Работы по установленным направлениям программы выполнены частично.

Итоги проведенных проверок дают основания констатировать, что одной из основных причин невыполнения Программы практически по всем ее направлениям является ненадлежащее отношение Минтопэнерго к возложенным на него функциям координатора.

P.S.

Вот такие пироги. Но и это не все. Угробив на корню угольную реформу, и оказавшись постепенно вытесненными с собственного донецкого рынка, «отцы ИСД» оказались в очень сложной ситуации. В настоящее время ресурсы Минтопа практически исчерпаны, и пробивать новые схемы сложно в связи с повышенным вниманием СМИ за работой отрасли, а также постоянной критикой Леонида Кучмы. Поэтому нынче объектом пристального внимания Гайдука и Ермилова стали перспективные рынки и нефтегазовый сектор.

По правде говоря, в газовой отрасли Минтоп уже в течение полугода не может добиться видимых результатов. Эксперты объясняют это тем, что эта отрасль является «президентской», и «донецких» в нее в осязаемой перспективе никто не пустит. В нефтяной же отрасли ситуация обстоит несколько иначе.

Не смотря на то, что нефтяной рынок практически полностью контролируется российским компаниями, лазейки остаются. В частности, это магистральные нефтепроводы, контролируя которые можно получать ощутимые дивиденды. Но об этом как-нибудь в следующий раз.

Вцелом оценивая «деятельность» Гайдука и Ермилова, эксперты приходят к заключению, что остановить их будет очень сложно. Поэтому, с учетом кризиса, сложившегося в ТЭК, аналитики прогнозируют: следует ожидать личного вмешательства в ситуацию Леонида Кучмы.

Сергей Шаповал, специально для «УК»

Читайте также: